Каким будет состав Госдумы на период большого трансфера власти в России

0 1

Вячеслав Володин

Подготовка к парламентским выборам – 2021 стартовала. Первой о себе во всеуслышание заявила «Справедливая Россия». А в начале марта кампанию фактически начала «Единая Россия», объявившая праймериз. И только их главные оппоненты – КПРФ и ЛДПР – пока не проявляют особой активности. Сможет ли парламентская четверка сохранить свой статус-кво? Есть ли шанс присоединиться к ней у кого-то из новичков политического процесса? Какими будут предстоящие выборы – читайте в материале «ФедералПресс».

В преддверии большого трансфера

На период работы восьмого созыва Государственной Думы придется минимум одно громкое политическое событие – президентские выборы 2024 года. По крайней мере, пока срок полномочий действующего главы государства Владимира Путина – 2024 года – ограничивается этими временными рамками. Но не исключены и другие сценарии: выборы могут быть досрочными, и на них снова пойдет Путин, а может и начаться транзит власти, когда на выборы (досрочные или плановые) пойдет «преемник» Путина.

В любом случае, законодательное обеспечение выборного процесса, а уж тем более трансфера ляжет на плечи тех, кто по итогам голосования 19 сентября получит мандат депутата Госдумы. Причем, по мнению политолога Александра Шпунта, высокая ответственность за эти процессы будет лежать в равной степени на всех парламентариях, независимо от их партийной принадлежности. «После более чем 20 лет нахождения у власти Владимира Путина, сам факт его переизбрания или транзита власти — это некий кризис. В этом кризисе негативную роль могут сыграть все: и неудачные действия партии власти, и неудачные действия оппозиции. Они все несут в этот период серьезную ответственность за сохранение политической стабильности, за спокойные выборы, за недопущение внутренней дестабилизации и внешнего вмешательства», — отмечает эксперт.

Вместе с тем, как полагает политтехнолог Андрей Максимов, многое зависит от конфигурации партийной системы в России: будет ли это «Единая Россия» как основная опора власти и вокруг нее множество разнородных по идеологии, численности и ресурсам партий, или в стране появится реально работающая многопартийная система.

Иначе говоря, «масса симулякров» по-прежнему будет «изображать из себя оппозицию», или на политическом поле начнется реальная борьба идей и мнений, борьба за власть, но при этом все будут патриотически настроены и ориентированы на прекрасное и светлое будущее страны. «В этом случае транзит власти пройдет более гармонично и более плавно, — убежден Максимов, — потому что реально именно отсутствие политической жизни вызывает появление массы непарламентских и даже, в значительной степени экстремистских движений, которые частично каким-то образом формализованы, либо неформализованы. Они в любой момент могут канализировать агрессию людей на улицы и вызвать внутренний конфликт, который приведет к параличу власти в целом и парализует все перспективы развития страны, как это было в конце 1980-х в СССР».

Фактически в текущей ситуации главным итогом предстоящих выборов должны стать даже не результаты, не распределенные мандаты, а четкое понимание, по какому пути России идти дальше. По мнению Андрея Максимова, главное – сохранить страну и не допустить ее разрушения, как это произошло с Советским Союзом, который распался «именно из-за того, что хватались за отжившую свое партийную систему». «Сейчас может случиться так, что мы между выбором реальной перспективы страны выберем реальные перспективы одной из политических партий и принесем страну в жертву ей», — прогнозирует эксперт.

Судьбоносные выборы

Получается, что парламентские выборы – 2021 станут судьбоносными для страны в прямом смысле слова. И ровно таковыми они будут и для нынешней думской четверки.

«Единой России» необходимо сохранить конституционное большинство (получить более 300 мандатов). Это позволит власти без лишних хлопот с точки зрения законодательного обеспечения проводить даже непопулярные в народе решения через Госдуму. И уж тем более сохранение большинства для ЕР важно в свете готовящегося трансфера власти и президентских выборов.

Для лидеров КПРФ и ЛДПР – Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского – предстоящие выборы могут стать последними. И связано это не только с возрастом политиков, хотя они действительно старейшины среди лидеров (оба руководят своими партиями еще с конца прошлого века). Непонятно, что ждет эти партии в ближайшие годы. И те, и другие теряют электорат. Выборы 2016 года для обеих партий стали провальными.

Кроме того, и в КПРФ, и в ЛДПР существуют и внутренние проблемы. Лидер коммунистов Зюганов буквально вгрызается в свое кресло и не желает обновления. Пожалуй, единственный, кого он хочет видеть своим преемником, – это его внук Леонид. Только вот мало кто в партии желает того же. Но без кадрового обновления и без современной риторики будущее коммунистов выглядит весьма туманным. Впрочем, эти выборы они пройдут в своем привычном режиме.

Что касается ЛДПР, это партия одного человека, вождистская. Точно так же, как политологи и Телеграм-каналы гадают на тему преемника Путина на посту президента, можно гадать, кто сменит когда-либо Владимира Жириновского. Называются разные фамилии, но второго Жириновского среди них точно нет. Поэтому для Владимира Вольфовича, которому в апреле исполнится уже 75, предстоящие пять лет, как и для президента, могут стать транфертными. И вопрос – либо этот трансфер для партии будет удачным, либо рано или поздно она окажется за дверями нижней палаты. Как заявил «ФедералПресс» политконсультант Андрей Максимов, с уходом Жириновского «партия сразу станет добычей для тех партий, которые идут по ее следу».

Наконец, «Справедливая Россия». Политический год для нее начался с объединения с партиями «Патриоты России» и «За правду». Теперь эсеры называют себя социалистической партией «Справедливая Россия – патриоты – за правду». Ее лидеры Сергей Миронов, Захар Прилепин и Геннадий Семигин уверены в получении второго места на предстоящих выборах. То есть они намерены занять позиции коммунистов. Причем, по мнению политолога Александра Шпунта, объединились они не столько лично для себя, сколько для общей системы. «Они понимают, что следующий цикл будет довольно политически-сложным, и пытаются максимально минимизировать риски для всей системы, не для каждой конкретной партии, а для всей системы», – убежден Шпунт.

Политтехнолог Андрей Максимов, в свою очередь, говорит, что обновленная Конституция расширила полномочия Госдумы. Поэтому «вес голоса каждого парламентария в значительной степени увеличивается». Поэтому «нужно формировать большинство под каждое политическое решение». Кроме того, возникает «необходимость достигать парламентского консенсуса».

Если исходить из этой логики, Госдума, состоящая из четырех партий (одна из них – партия власти, остальные – системная, управляемая оппозиция), вполне устраивает правящие круги. И даже президент Путин на февральской встрече с лидерами политических партий заявил, что существующая думская конфигурация – рабочая и годится на будущее тоже. Казалось бы, интрига снята. Но, как справедливо заметил Андрей Максимов, учитывая увеличившийся вес депутатского мандата, «очередь в парламент образовалась большая»: 14 партий, которые могут без сбора подписей выдвигать своих кандидатов. По мнению эксперта, это «создает очень серьезную угрозу для всех парламентских партий, за исключением «Единой России» и КПРФ».

Вообще, февральское заявление Путина, как считает политолог Алексей Мухин, успокоило лишь парламентские партии – очевидно, что им дан зеленый свет, и все они будут в разной степени представлены в новой Госдуме. А что делать малым партиям? «Они будут считать, что, с одной стороны, все уже чуть ли не распределено, что неправильно в корне, а те, кто собирался идти голосовать, т. е. делать малые партии системными, частично перейдут в протест, чтобы показать свое политическое отношение к тому, что все как будто предопределено заранее, – поясняет Мухин. – Как результат, усилится позиция «Единой России». Для принципа соревновательности, политической конкуренции, для представительного института это большая беда».

Новички рвутся в бой

Из оставшихся 10 партий, которые имеют право выдвигать списки своих кандидатов без сбора подписей, по мнению экспертов, шансы дотянуть хотя бы до одного заветного депутатского мандата (а это 5-процентный барьер) невелики. Как считает Алексей Мухин, «если правильно распределить финансовые потоки и, главное, сформировать списки интересных лидеров общественного мнения, вполне вероятно, что 1-2 проекта могут выстрелить, и конкуренция состоится». Могут заявить о себе «старые» игроки типа «Яблока» и Партии пенсионеров. Могут пробиться «Новые люди» Алексея Нечаева, как они это уже сделали на региональных выборах в 2020 году. «Они используют гибридный подход к избирательной кампании, то есть они покушаются на электоральные ниши политических конкурентов, – объясняет Мухин, – и это может сработать».

Политконсультант Андрей Максимов среди претендентов на мандаты называет еще и экологическую партию «Зелена альтернатива», которая «схожа с позициями «Яблока». Эксперт объясняет это протестными настроениями, которые есть в обществе, и усталостью людей от «существующих политических брендов». Ну и Партии пенсионеров Максимов также дает шанс.

По мнению политолога Александра Шпунта, после объединения «Справедливой России» вообще не осталось партий, которые «могли бы претендовать на процентные барьеры». «Даже такие старые партии, как «Яблоко», вряд ли такой барьер преодолеет», – убежден Шпунт.

Единственная отрада – это одномандатные округа, где, по мнению эксперта, наблюдается «возврат политики в России». Как раз здесь, возможно, кто-то из «Яблока», экологов или представителей других партий и сможет «выстрелить», как это было в 2016 году, когда свои мандаты получили лидеры «Родины» Алексей Журавлев и «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов. «Очень интересный вопрос — что они будут делать в Госдуме, когда они туда пройдут? Будут ли они входить в какие-то фракции, будут ли они образовывать нефракционные группы, вольются ли они в какие-то фракции или останутся партиями-одиночками? – задается вопросами Александр Шпунт. – Все зависит от конструкции будущей Думы. Но то, что представители этих партий пройдут через одномандатные округа — это крайне вероятно».

Снова Володин или…

Пост спикера будущего созыва Госдумы, по мнению экспертов, будет чрезмерно весомой позицией, гораздо более важной, чем сейчас. Кто его займет – зависит, конечно, от итогов выборов, а также от конструкции нижней палаты. И выбор спикера зависит от этих факторов. В любом случае, претенденты есть, отмечают собеседники «ФедералПресс». Это и действующий председатель Вячеслав Володин, и бывший вице-премьер Алексей Гордеев, и экс-глава Дагестана Владимир Васильев, и председатель Высшего совета «Единой России» Борис Грызлов, который вполне может вернуться и в парламент, и в кресло спикера.

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева, Виктор Вытольский; duma.gov.ru

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пятнадцать + четырнадцать =