Торги за штраф. «Норильский никель» пытается занизить размер ущерба

0 0

Владимир Потанин

Тяжба с Росприроднадзором может затянуться надолго.

Приближается день судебного разбирательства по иску Росприроднадзора к «Норильскому никелю» из-за разлива дизельного топлива 29 мая. Росприроднадзор намерен взыскать с него 147,8 млрд рублей, «Норильский никель» готов ограничиться 21,4 млрд рублей и настаивает на учете понесенных им затрат на ликвидационные работы. Попутно его одолевают контрагенты с исками на «скромные суммы». Кто победит, разбирался «ФедералПресс».

«Мелкие» иски

19 октября в арбитражном суде Красноярского края должно состояться заседание по иску подмосковной компании «Ремстройпроект» к «Норильскому никелю». «Ремстройпроект» намерен взыскать с никелевого гиганта долг в размере 10,3 млн рублей по договору, заключенному в марте текущего года. Также он хочет получить свыше 1,1 млн рублей пени за просрочку оплаты выполненных работ.

Тонкости экологического лоббирования. Зачем «Норильский никель» хочет поддержать северные народы

Требуемые с «Норильского никеля» деньги для него просто копейки, однако из копеек складываются длинные рубли. Помимо иска «Ремстройпроекта», в арбитражном суде Красноярского края находится еще несколько других, на более серьезные суммы. Например, московская фирма «ДиСиЛоджик» планирует добиться выплаты ей задолженности по двум договорам почти на 66,9 млн рублей и неустойки в объеме 6,9 млн рублей, питерская «Индэк» – выплаты долга, неустойки и возмещения затрат на доукомплектацию какой-то машины в общей сложности на 137,3 млн рублей.

Судя по картотеке арбитражных дел, «Норильский никель» и его предприятия периодически тяжбы проигрывают. Так, в сентябре Северный морской проектный институт успешно взыскал с него 1,1 млн рублей долга (не считая судебных расходов). «Норильский никель» подал к нему встречный иск, который был частично удовлетворен: ему присудили ничтожные 182,4 тыс. рублей.

«Для такой большой корпорации, как «Норильский никель», наличие подобных споров точно не свидетельствует о финансовых проблемах. Вероятно, эти задолженности являются спорными и «Норильский никель» готов их оспаривать, либо политика заточена на исполнение своих обязательств после вынесения решения суда», – рассказал Вячеслав Калабин, партнер юридического бюро Indemnity.

147,8 или 21,4

Главной же тяжбой для «Норильского никеля» остается разбирательство с Росприроднадзором, насчитавшим для него штраф за разлив дизельного топлива из резервуара в Норильске 29 мая. Владельцем хранилища выступает Норильско-Таймырская энергетическая компания (НТЭК), но суть дела от этого не меняется: она принадлежит «Норильскому никелю» и ему, если ей не хватит собственных средств, придется платить за нее штраф.

Арестованных руководителей ТЭЦ в Норильске освободят из-под стражи

Сумма штрафа колоссальна – 147,8 млрд рублей, и «Норильский никель» всячески против него возражает. Как раз 5 октября он опубликовал пресс-релиз, обосновывая в нем снижение штрафа от имени НТЭК.

«По оценке НТЭК, используя действующую методику расчетов ущерба окружающей среде, а также принимая во внимание все обстоятельства инцидента, общий размер вреда окружающей среде составляет 21,4 млрд рублей», – сообщается в пресс-релизе.

Самое милое в нем то, что НТЭК нисколько не оспаривает факт загрязнения окружающей среды, указывая одновременно на максимальную оперативность действий, направленных на устранение последствий аварии. Тем не менее, по ее мнению (читай – руководства «Норильского никеля»), Росприроднадзор отступил от существующих методик расчета вреда природе и правоприменительной практики.

Коэффициент расхождения

Основным расхождением в расчетах Росприроднадзора и НТЭК является использование разных величин длительности негативного воздействия опасных веществ на водные объекты (дизельное топливо загрязнило реки Далдыкан и Амбарную и озеро Пясино) и объемов попавших в них нефтепродуктов.

Уникальное норильское озеро признали мертвым после разлива топлива

Росприроднадзор применял коэффициент в размере, равном 5, исходя из того, что НТЭК не приняла никаких мер для ликвидации аварии в течение 500 часов. НТЭК, как заявил «Норильский никель», стала наводить порядок в первый же день, когда случилась катастрофа (интересно, как она может это подтвердить?), поэтому коэффициент надо снизить до 1,1.

Оказывается, Росприроднадзор слишком рано завершил подсчет попавшего в воду дизельного топлива (работы по его сбору идут до сих пор), умудрившись завысить его количество до 19,1 тыс. тонн. В НТЭК его объем оценили в 14,3 тыс. тонн.

Еще Росприроднадзор провинился перед «Норильским никелем» тем, что слишком увеличил размер загрязненной земли и, как следствие, ущерба, нанесенного местным почвам. Наконец, «Норильский никель» добровольно и добросовестно финансирует все ликвидационные мероприятия, затраты на которые составили около 12 млрд рублей.

Исходя из всего вышеизложенного, сумма ущерба им оценена в 21,4 млрд рублей – почти в 7 раз меньше, чем штраф, рассчитанный Росприроднадзором.

Торг из-за штрафа

Отраслевые эксперты придерживаются разных мнений относительно объективности расчетов «Норильского никеля» и Росприроднадзора и того, как они делались.

«На сегодняшний день сложно давать объективную оценку как расчету Росприроднадзора, так и расчету «Норильского никеля», поскольку публично подробно не раскрыты данные о коэффициентах, которые использовали стороны. Благодаря пресс-релизам «Норильского никеля» можно давать оценку только спорным пунктам расчета, которые раскрыты по инициативе ответчика, но нельзя достоверно проанализировать весь расчет», – говорит Вячеслав Калабин.

Спор за 148 миллиардов. Чем закончится для «Норильского никеля» суд с Росприроднадзором

Он обратил внимание на то, что спешка Росприроднадзора выглядит чрезмерной, работы же по ликвидации последствий аварий еще не завершены и могут дать новые вводные данные для расчета ущерба окружающей среде.

С ним солидарен аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк. «Сумма иска к «Норильскому никелю» почти полностью зависит от методики расчета экологического ущерба в результате разлива нефтепродуктов. Поскольку существующие штрафы и прямые санкции в отношении компаний очень незначительны, основным рычагом влияния на компании, допустившие экологические катастрофы, являются иски по возмещению ущерба. Сложно оценить адекватность суммы, даже в Росприроднадзоре расследование и подсчет ущерба вели более трех месяцев», – считает он.

«Заявленная при расчете инспекторами характеристика скорости и длительности сброса вредных веществ в окружающую среду однозначно не соответствует масштабам происшедшего. Более того, если скорость сброса была именно такой, то неясно, почему ликвидация происходила на боновых заграждениях, а не на месте сброса», – указала Наталья Соколова, председатель правления АНО «Равноправие».

Аналитик же «Финам» Алексей Калачев считает, что и «Норильский никель», и «Росприроднадзор» рассчитывают ущерб неправильно.

«Похоже, что торг между Росприроднадзором и «Норильским никелем» относительно суммы штрафных санкций по аварии в Норильске происходит по неписаным правилам восточного базара. С одной стороны, Росприроднадзор выкатил сумму по максимальным коэффициентам до начала сколько-нибудь объективной экспертизы реального ущерба и так, будто бы виновник не приступал немедленно к устранению последствий. Что явно не соответствует реальным событиям. С другой стороны, «Норильский никель» оценил нанесенный ущерб по минимуму, в размере уже понесенных затрат и исходя из своей оценки предстоящих затрат на устранение последствий аварии. Что, в общем, тоже неправильно, поскольку сумма, наверное, должна включать не только прямые затраты, но и наказание виновника в виде штрафа», – сообщил он.

Дело долгое и тяжелое

Совершенно очевидно, что тяжба может затянуться и конечный размер штрафа для «Норильского никеля» все-таки может быть меньше, нежели добивается Росприроднадзор.

На месте разлива ГСМ под Хатангой взяли пробы почвы

«Мотивировка необходимости снижения указанного в иске Росприроднадзора коэффициента 5 абсолютно обоснована, но и применение коэффициента 1,1, на котором настаивает «Норильский никель», сомнительно. Вероятно, окончательная сумма возмещения будет ниже предъявленной Роспотребнадзором. Последуют дополнительные экспертизы, а само разбирательство может занять несколько месяцев», – прогнозирует Евгений Миронюк.

«Суд будет обязан проверить требования Росприроднадзора на предмет учета в произведенном ими расчете фактических затрат «Норильского никеля» на устранение загрязнения. При принятии мер по ликвидации загрязнения водного объекта в результате аварии размер вреда уменьшается на величину фактических затрат на устранение загрязнения, которые произведены виновником причинения вреда», – констатировал Вячеслав Калабин.

Он добавляет, что на практике виновники загрязнения часто ссылаются на необходимость учета в расчете произведенных фактических затрат на ликвидацию последствий аварии, однако они не всегда связаны непосредственно с устранением загрязнения. Так, суд может не учесть сопутствующие расходы, например, за транспортные услуги, услуги по проведению контроля за содержанием окружающей среды и другие. Следовательно, если «Норильский никель» сможет подтвердить как факт несения расходов в размере 12 млрд рублей, так и непосредственную их связь с устранением загрязнения, то он сможет уменьшить на эту сумму требования Росприроднадзора.

«Учет действий «Норильского никеля» по ликвидации аварии в суде выглядит логичным и оправданным, ведь от действия или бездействия виновника инцидента напрямую зависит итоговый размер ущерба и штрафов. Ранее глава «Норильского никеля» Владимир Потанин выражал надежду, что эти траты будут учтены в сумме штрафа, который положен компании за нанесение ущерба», – считает Дмитрий Пучкарев, эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций».

«Скорее всего, суд определит нечто среднее между верхней планкой в 150 млрд рублей и нижней в 21 млрд рублей, то есть финальный результат может быть в районе 70–80 млрд рублей», – ожидает ведущий аналитик QBF Олег Богданов.

Долгожданное объявление

Реакция Росприроднадзора на заявленный «Норильским никелем» расчет носила явно критический характер.

«Мы рады, что «Норильский никель» наконец объявил хоть какую-то сумму, которую готов заплатить за нанесенный ущерб. На примере Норильска мы теперь понимаем, на что может рассчитывать государство по мнению нарушителей. Озвученная сумма в разы меньше, чем об этом говорили самые лояльно настроенные к компании экологи. Обращаю внимание, что компания еще ничего не погасила и не внесла даже рубля», – сказала глава Росприроднадзора Светлана Радионова (цитируется ТАСС).

Власти утверждают, что топливо не попало в акваторию реки Хатанга

Ее иронию можно понять: входя в круг крупнейших компаний России, «Норильский никель» ведет себя словно продавщица на базаре, торгуясь за каждую копейку. А ведь на подходе иск от Росрыболовства, рассчитавшего «Норильскому никелю» штраф за уничтожение рыбы в размере 3,5 млрд рублей.

Между тем так и нерешенным остается вопрос: как же стимулировать «Норильский никель» и ему подобных серьезно вкладывать в промышленную безопасность на предприятиях? Они могут пообещать сделать что угодно и ничего не выполнить.

«Возмещение ущерба по всем возможным искам не является залогом восстановления экологии региона, но одна из задач – заставить компании уделять большее внимание экологической безопасности», – констатировал Евгений Миронюк.

Похоже, рецептов может быть только три – драконовские штрафы, жесткий контроль и привлечение к уголовной ответственности топ-менеджеров и владельцев компаний. Иначе через какое-то время в «Норильском никеле» все может повториться снова и опять придется решать проблему на уровне главы государства.

Фото: Пресс-служба администрациигорода Норильска / Елена Белалова

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

15 + пять =